По-русски ⋮ In English

 
Сейчас я внимательнее всего слушаю фри-джаз и экспериментальную музыку, но начинал я с краутрока и прогрессива. Моей самой любимой группой до сих пор остаётся «Van der Graaf Generator».

2 февраля 1996 года я купил две кассеты с их музыкой в киоске за Московским Домом Книги и знаю наизусть всё, что они записали. Два их альбома, «Goldbluff» и «World Record» я слышал больше тысячи раз.

И именно концерт «VdGG» 26 октября 2005 года — самое яркое музыкальное чудо в моей жизни.

Нельзя считать концерт волшебным только потому, что ты очень любишь выступающих музыкантов. Чаще всего это вопрос желания: пусть даже это Том Уэйтс, ты можешь поехать на концерт в Штаты, если задашься такой целью. А для везения нужны неожиданность, даже, я бы сказал — невозможность.

Впервые собравшись в 1967–м, «Van der Graaf Generator» выступали и записывались до 1977 года — то есть, группа распалась ещё до моего рождения. Лидер группы, Питер Хэммил, переключился на сольную карьеру (я даже был на его концерте в 1998 году), кое–кто из других музыкантов ему время от времени помогал — это хорошая музыка, да, но другая. Концентрированный, самобытный стиль «VdGG» исчез навсегда, его можно было услышать только в записи. Побывать на концерте любимой группы через 28 лет после их распада было невозможно в принципе, хотя они все до сих пор живы.

Но в 2005 году «Van der Graaf Generator» неожиданно воссоединились, все вчетвером, записали двойной диск с новым материалом, и в первый же европейский тур включили концерт в Москве, в театре Эстрады. Я слушал музыку и плакал — настолько это было невероятно и круто. Хорошо, что слушатели сидели в креслах — я бы, кажется, не устоял на ногах.

В 2008 году «VdGG» снова выступали в Москве, уже как трио Питера Хэммила, Хью Бэнтона и Гая Эванса. Они выпустили ещё четыре альбома и, в том числе, «ALT» — неожиданный, экспериментальный, инструментальный, импровизационный.

⚃⚃
музыка