⋮

Венедикт Ерофеев

821.

Венедикт Ерофеев, «Москва — Петушки»
Сучий потрох

Теперь я предлагаю вам последнее и наилучшее. «Венец трудов, превыше всех наград», как сказал поэт. Короче, я предлагаю вам коктейль «Сучий потрох», напиток, затмевающий всё. Это уже не напиток — это музыка сфер. Что самое прекрасное в мире? — борьба за освобождение человечества. А ещё прекраснее вот что (записывайте):
Пиво жигулёвское — 100 г
Шампунь «Садко — богатый гость» — 30 г
Резоль для очистки волос от перхоти — 70 г
Клей Бэ эф — 15 г
Тормозная жидкость — 30 г
Дезинсекталь для уничтожения мелких насекомых — 20 г
Всё это неделю настаивается на табаке сигарных сортов — и подаётся к столу..

Мне приходили письма, кстати, в которых досужие читатели рекомендовали ещё вот что: полученный таким образом настой ещё откидывать на дуршлаг. То есть: на дуршлаг откинуть и спать ложиться.. Это уже чёрт знает что такое, и все эти дополнения и поправки — от дряблости воображения, от недостатка полёта мысли; вот откуда эти нелепые поправки..

Итак, «Сучий потрох» подан на стол. Пейте его с появлением первой звезды, большими глотками. Уже после двух бокалов этого коктейля человек становится настолько одухотворённым, что можно подойти и целых полчаса, с расстояния полутора метров плевать ему в харю, и он ничего тебе не скажет.
820.

Венедикт Ерофеев, «Москва — Петушки»
Беспартийные брюнетки

Когда корабли седьмого американского флота пришвартовались к станции Петушки, партийных девиц там не было, но если комсомолок называть партийными, то каждая третья из них была блондинкой. По отбытии кораблей седьмого американского флота обнаружилось следующее: каждая третья комсомолка была изнасилована, каждая четвертая изнасилованная оказалась комсомолкой, каждая пятая изнасилованная комсомолка оказалась блондинкой; каждая девятая изнасилованная блондинка оказалась комсомолкой. Если всех девиц в Петушках 428 — определи, сколько среди них осталось нетронутых беспартийных брюнеток?
819.

Венедикт Ерофеев, «Москва — Петушки»
Одинокая сосна

— Когда тебя нет, мальчик, я совсем одинок.. Ты понимаешь?.. Ты бегал в лесу этим летом, да?.. И наверное, помнишь, какие там сосны?.. Вот и я как сосна... Она такая длинная-длинная и одинокая-одинокая, вот и я тоже.. Она, как я, — смотрит только в небо, а что у неё под ногами — не видит и видеть не хочет.. Она такая зелёная и вечно будет зелёная, пока не рухнет. Вот и я — пока не рухну, вечно буду зелёным..

818.

Венедикт Ерофеев, «Москва — Петушки»
Совесть и вкус

Совесть и вкус — это уж так много, что мозги делаются прямо излишними.