По-русски ⋮ In English

 
 
«Центровик 1: Настал отдохновенья час. Идем в Сайгон?

Центровик 2: Идём в Бомбей.

Центровик 3: Толпа! С фирмою прибыл бас!

Идём бомбить его скорей!»

Так начинается пьеса «В объятиях джинсни» Бориса Гребенщикова. 1971 год.

Так вот, мне сегодня ночью приснилось, что чудесная Тикки собрала всех у себя дома читать эту пьесу по ролям. И что на выступлении появился Паша Северов, который поведал о том, что в этих строках Гребенщиков предсказал сразу два события, случившихся в Питере несколькими годами позже. Во-первых, пожар в кафе «Бомбей», которое было не так на слуху, как «Сайгон», и не осталось в памяти, так как, собственно, сгорело. Во-вторых, «Турмалайский бас», о котором идёт речь в пьесе, — это официальное название скрипки Страдивари, которая пострадала в теракте (натурально, разбомбили её).

Дальше была какая-то читка пьесы, не особо интересная. Я не об этом. А о том, что с десятого класса, когда я впервые прочёл эту пьесу, я был уверен, что «С фирмою прибыл бас» переводится на русский как «Фарцовщики раздобыли где-то крутую бас-гитару, пойдёмте послушаем, как она звучит». Слоупок, да. Только сейчас истинное значение узнал.

Даже интересно, как классе в десятом прочитает эту строчку Полька, если я когда-то ей её дам.

А что такое «Бомбей», кстати, я и не знаю.

⚃⚃