По-русски ⋮ In English

 
 
Фотография Ольги Алексеенко

С творчеством Дмитрия Александровича Пригова я познакомился в 14 лет, когда мы ставили спектакль «Наша цель — забота о человеке (непьеса)» в лицейском театре «АрМсНИК» (Артистический медведь с низким интеллектуальным коэффициентом). Один из трёх этюдов этого спектакля был построен на народных скороговорках и стихотворениях Пригова из сборника «Личное дело», который мы передавали из рук в руки. В этом спектакле я рассказывал стихотворения про слесаря в летнем дворе и про Михаила Ивановича Калинина с девочкой.

Рисунки и стихограммы Дмитрия Александровича служили иллюстрациями к его личным поэтическим сборникам, которые как раз в девяностые начали издаваться, а я их скупал и прочитывал.

В 2001 году я смотрел, как Пригов ест невкусную курицу на сцене КЦ «Дом». А в 2007 году его похоронили на Донском кладбище. Иногда я подхожу помолчать рядом с его могилой, но стихи всё равно звучат в голове.

Художественным образцом для посвящения Дмитрию Александровичу Пригову стал его цикл работ на советских газетах и, в частности, картина «Память» 1987 года.

А материальной основой для картины послужила вырезка из посвященной Мусе Джалилю статьи «Великих людей не забывают» в газете ЮАО Москвы «Южные горизонты» № 32 (712) за неделю с 26 августа по 1 сентября 2016 года.

⚃⚃
аппликация, перевод, смешанная техника