По-русски ⋮ In English

 
 
От внешнего наблюдателя, когда он встречался с произведениями московского концептуализма, требовалось определённое интеллектуальное усилие, чтобы посмотреть на них своими глазами. Насыщенное интерпретационное поле, созданное самими художниками, оставляло возможность только воспроизводить предложенные в кругу Номы интерпретации или адаптировать их для широкого круга публики. В каком-то смысле произведения московского концептуализма провоцировали у внешнего наблюдателя паралич критической мысли. И этот «случайный» эффект во многом способствовал многолетней раскрутке критиками и искусствоведами бренда «московский концептуализм» вместо создания независимых критических и аналитических исследований.

⚃⚃
дискурс, художества